domoi ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ БИОГРАФИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СМИ  
   
 

 

 

26.09.2010
georgiatimes.info

РОБЕРТ СТУРУА ПОДАРИТ МОСКВЕ "БУРЮ"

Режиссеры говорят со зрителем посредством спектаклей. Роберт Стуруа выбрал темой для диалога с российской аудиторией «Бурю» Уильяма Шекспира. Эта пьеса о том, как вожделеющий мести человек обрел магические знания и готовится совершить акт возмездия, но в последнюю минуту отказывается от него. Он вдруг понимает, что нет смысла казнить нераскаявшихся

грешников. Увидеть новую постановку можно будет только три дня - 25, 26 и 28 сентября в театре ET CETERA. Предисловием к спектаклю стал пресс-показ, на котором побывал корреспондент GeorgiaTime.

Белая, почти пустая комната с раковинами у стен. В таком минималистском антураже будет разворачиваться действие шекспировской пьесы. Пустота заполнится морскими пейзажами, загадочными цветными подсветками, тенями повешенных кукол.

«Буря» - одно из последних произведений Шекспира. Последняя сцена, где главный герой Просперо отрекается от колдовства и уходит на покой, воспринимается как прощание драматурга с миром театра. Человек, который раньше в образе Гамлета отомстил за нанесенную обиду, поднимается на новую нравственную высоту и прощает врагов.

Просперо был изгнан из-за козней родного брата. 12 лет он провел на необитаемом острове. Там он овладел искусством магии и научился управлять духами. Ему ничего не стоит теперь покарать своих недоброжелателей. Но когда кара уже близко, волшебник отказывается от своей идеи. Месть, понимает он, ничего не изменит и не исправит грешников.

Герои пьесы по Стуруа не напомнят нам ни англичан шестнадцатого века, ни россиян века двадцать первого. Они живут в сказке, где есть место потусторонним силам и чародейству. И в то же время они проникают в наше сознание и остаются там со всеми своими мучениями, желаниями и озарениями. «Вы грешны», - выносит приговор черный дух смерти. «Предательству нет прощения», - провозглашает главный герой Просперо, которого играет сам отец-основатель театра Александр Калягин. В других ролях задействованы такие заслуженные артисты, как Наталья Благих, Вячеслав Захаров, Владимир Скворцов.

Роберт Стуруа давно ничего не ставил в России. Нынешний спектакль появился во многом благодаря поддержке Союза грузин во главе с Михаилом Хубутия. Премьера была запланирована еще на май этого года, как одно из мероприятий фестиваля «Черешневый лес». Но постановка заняла гораздо больше времени. Как пошутил режиссер, ему надо было вручить звание «Человек года» в ET CETERA за многомесячную работу над «Бурей».

- Все оказалось труднее, чем мы думали, процесс был очень мучительный, и еще не знаем, чем он кончится. Может, таким же мучением, - отметил Роберт Стуруа. Что мешало творить общее детище, он пообещал когда-нибудь рассказать в мемуарах.

Но дело явно не в актерах театра, и даже не в языковом барьере. Напротив, с труппой режиссеру общаться было гораздо легче, чем с журналистами.

- Я думаю, что все театры объединены в одно государство, поэтому мы легко находим общий язык, даже если мы говорим на разных языках. В этом вся прелесть театра, что это такой тайный сговор между нами, и прорваться в этот мир другим трудно. Мы этим иногда хвастаемся. Вы живете в одном мире, а мы в другом. Может быть, иногда наш мир вам и не нравится, но ваш мир нам не нравится всегда.

Почему именно этот спектакль Стуруа решил показать в Москве, куда в первое время после российско-грузинского конфликта 2008 года не хотел даже приезжать? На этот вопрос он предпочел не отвечать, пока публика не увидит спектакль собственными глазами.

- Сейчас мы, режиссеры, хорошо научились разговаривать, а зритель приходит на спектакль и видит совсем другое. Одно вам скажу. Здесь разговор о мести и о том, как эта месть вдруг неожиданно превращается в акт прощения. Как трудно бороться с желанием отомстить врагу и как трудно, оказывается, простить его.

- Эта тема связана с российско-грузинскими отношениями?

- Нет, я ставлю спектакль в России, поэтому стараюсь быть ближе к этой стране. Хотя мне говорят: что-то грузинское просвечивается, актеры заражаются от меня акцентом, который потом трудно исправлять, - добавляет режиссер, и окружающие его молодые актеры улыбаются.

Роберт Стуруа считается специалистом по Шекспиру. Он - один из немногих, по мнению Александра Калягина, кто умеет замечать в миллиардах раз прочитанных текстах что-то новое. Однако английский классик, которого грузинский режиссер ставил на разных сценах мира, самому Стуруа иногда приедается до такой степени, что «хочется выбросить все его книги». И все же он снова взялся и вылепил из «Бури» нечто принципиально непохожее на все остальные интерпретации этой пьесы.

Над произведениями великого драматурга экспериментируют многие режиссеры. Но Стуруа не считает, что этим подменяется колорит той эпохи или нарушается гармония творения мастера.

- Все говорят, что им не нравится «осовременивание» Шекспира. Но сам Шекспир не написал ни одной современной прессы. Это были или исторические хроники, или новеллы итальянские. О своем времени он никогда не писал. Когда он ставил «Антония и Клеопатру», как принято шекспироведами называть, «римские пьесы», он играл их в современных ему костюмах. Сама поэтика Шекспира изначально использовала этот прием. Тогда в

Великобритании знали, как одевались римляне, египтяне, но он одевал их как современников. Эта традиция началась с Ренессанса, когда жизнь Христа изображалась в современных костюмах, и позировали художникам известные люди. Так что то, что нас раздражает, включается в эстетику этого автора. Будьте к этому благосклоннее. Потому что когда в «Антонии и Клеопатре» какой-то герой говорит: «Пойдем играть в бильярд», никто из вас не удивляется, хотя это игра английская, и она была

египтянам вообще неизвестна. Или когда в Короле Лире действие происходит в легендарной Британии, вдруг Глостер, которому подают письмо сына, говорит: «К сожалению, у меня нет очков, но я и без очков хорошо прочту». Но в той мифической Британии очков, наверно, еще не было. Так что современные детали включены в шекспировскую стилистику, - объяснил постановщик «Бури».

На вопрос, как реалии наших дней влияют на прочтение пьесы, которую Стуруа знает уже почти 70 лет, режиссер ответил:

- Когда берешь любую пьесу Шекспира, должен понимать, что все-таки это жанр поэзии. И когда ты начинаешь поэзию вписывать в сегодняшние проблемы, получает грубовато, по крайней мере, меня мучает совесть. Ценность шекспировских пьес в том, что они универсальны и как бы не подчинены времени. Вдруг читаешь его пьесу и думаешь: «Боже мой, он же пишет о нашем времени». Проблема, которую мы сыграли, не сегодняшняя. Однако, в конце концов, если вдуматься, то она актуальна и сегодня. Потому что в нашем мире царит ненависть. И это в начале 21 века, когда мы думали, что все будет прекрасно! Вдруг все вылилось в какую-то пляску зла, и если в это время герой сможет простить, этот герой - действительно великий человек.

Кто и кого мог бы простить, российский зритель догадается сам, если почувствует катарсис после просмотра спектакля.

А у себя дома, в театре Шота Руставели ,Роберт Стуруа в последнее время был занят более приземленной постановкой - "Бидерман и поджигатели" по пьесе немецкого драматурга Макса Фриша. Это история о том, как безразличие отдельных людей приводит к общественным катаклизмам.

- Сейчас приеду и буду ставить Аристофана «Ахарняне». Чем живем? Работаем, как и во всех театрах бывшего Советского Союза, - говорит Стуруа.

- У вас в Грузии многие обвиняют тех, кто осмеливается приехать в Москву.

- Отсюда тоже многих обвиняют.

- Вы не боитесь осуждения на Родине?

- Нет. Я не боюсь.

Светлана Болотникова


11.03.2016
Interfax

Власти и оружейники едины в желании ужесточить оборот травматического оружия

26.11.2015
REGNUM

Российские оружейные магазины намерены бойкотировать турецкий импорт

19.11.2015
Литературная газета

Будем строить «Кавказский дом»!

29.06.2015
Комсомольская правда в северной Европе

Грузинский гром, кавказский дом

Архив
 
  KHUBUTIYA.RU   контакты